официальный сайт

16 февраля 2017 | Владимир Габулов: Я верю, что у меня еще все впереди

Владимир Габулов вернулся в футбол: один из главных вратарей России подписал контракт с тульским «Арсеналом». Еженедельник «Футбол» поговорил с Габуловым о том, важна ли вратарям статистика, почему в горах начинаешь лучше понимать жизнь и какую литературу он предпочитает.

ПАУЗА, «АРСЕНАЛ», ЧАНОВ

– В интервью клубной пресс-службе вы говорили, что согласились на предложение «Арсенала», потому что вас попросили люди, которых вы уважаете. О ком конкретно речь?

– Это и президент клуба Гурам Захарович Аджоев, и генеральный директор Дмитрий Викторович Балашов, и помощник президента Алан Агузаров. У меня хорошие отношения с этими людьми – они пригласили, и я принял их предложение.

– Многих людей из команды знали до этого?

– Конечно, с теми или иными людьми пересекался либо на футбольных полях, либо в одной команде. Все знакомые, может быть, за исключением молодых ребят. С тренерским штабом тоже все друг друга знаем. День на адаптацию понадобился, просто чтобы влиться в коллектив.

– Тренировок с молодежной командой ЦСКА вам хватало, чтобы поддерживать форму в эти последние полгода, или было что-то еще?

– На самом деле я тренировался с молодежной командой ЦСКА до закрытия трансферного окна и по своей инициативе прекратил занятия, чтобы не мешать команде. Все-таки у них там начиналась молодежная Лига чемпионов, и я понимал, что уже не совсем вписываюсь. Они наигрывают какие-то свои моменты, и было бы неправильно оставаться среди них. После этого я перешел на индивидуальную работу: физические упражнения, прыжковые, тренажерный зал.

– Когда у вас прошла первая тренировка в «Арсенале», почувствовали, что не хватает занятий с командой?

– Большой разницы не ощущал. Все равно и я — после паузы, и ребята — после отпуска: плюс-минус мы в одних кондициях. Игровые качества, конечно, надо было разбудить, почувствовать ритм игры.

– Вместе с вами в клуб пришел новый тренер вратарей. На ваш взгляд, Вячеслав Чанов – лучший в стране?

– Думаю, никто не станет спорить со мной, что Вячеслав Викторович – мэтр российского вратарского искусства. Один из тех, кто и игроком подтверждал свое высокое звание, и на тренерской работе, на протяжении всей своей карьеры воспитывая и растя вратарей, продолжает это делать. Тот опыт, которым он обладает, принесет команде много пользы.

– Какие его особенности вы бы отметили?

– Когда человек обладает таким уровнем тренерского мастерства, сложно выделять какие-то отдельные качества. Особенности во всем: и физическая работа, и техническая, и психологическая, и подсказ.

МАТЧИ НА НОЛЬ, ВРАТАРСКАЯ ШКОЛА, ТРЕУГОЛЬНЫЕ МЯЧИ

– Сейчас многие полевые игроки получают персональную статистику. Вы обращаете внимание на эти отчеты?

– Не обращаю. Я обращаю внимание только на мнение специалистов, которые занимаются моей подготовкой, на мнение собственного отца, близких людей, которые могут подсказать в той или иной ситуации. А та статистика больше полезна полевым футболистам, чем вратарям. Статистика точных передач и так далее нам не важна. Вратарь если делает неточные передачи, то это в основном в лимит времени, когда нужно мяч подальше от ворот выбить.

– Насколько пропущенные голы – показатель эффективности для голкипера? В народе же принято: «Вот, у него столько-то матчей на ноль – он хороший/плохой вратарь».

– В любом случае всегда приятно не пропускать. Но матч на ноль – это не столько заслуга вратаря, сколько заслуга всей команды. Бывают единичные матчи, когда действительно вратарь в одиночку вытаскивает игру. Но и то если у него складывается какой-то матч, он складывается потому, что ему помогла команда. Сложись эпизод по-другому – и вратарю не удалось бы выручить. Я к матчам на ноль отношусь спокойно. Специалисты оценивают в основном конкретные элементы игры вратаря: как он выручает, как он пропускает, насколько стабильно действует.

– И на тренировках, и в играх вы активно руководите обороной. Уже думали о тренерской карьере?

– Безусловно, в этом возрасте уже посещает мысль о том, что делать после завершения карьеры. Но! В первую очередь я скажу вам следующее: я нацелен на то, чтобы играть как можно больше, как можно дольше и как можно лучше. Сколько мне боженька отведет возможностей и здоровья, столько я буду играть. А после этого мне бы хотелось остаться в сфере и приносить пользу российскому футболу теми знаниями, которые у меня есть.

– Вы вообще следите за мировыми тренерскими методиками вратарей? Если да, то какие направления выделите?

– И не только за вратарскими. Тактические схемы, главные тренеры – я на все обращаю внимание. Как патриот страны, выделил бы российскую школу вратарей, которая создавалась на протяжении очень долгого времени. Что касается вратарских тренировок, мне она больше симпатична.

– Что именно делает советскую/российскую школу вратарей одной из лучших в мире?

– Общий стиль игры и яркие представители, которые появлялись во все периоды истории футбола России. Начиная от военного времени и заканчивая сегодняшними днями. Причем в каждом поколении это был не единственный представитель, их всегда было множество.

– В «Баварии» Мануэля Нойера тренирует специальная пушка. Какие интересные инновации вы встречали?

– Я не думаю, что пушка – основное упражнение в «Баварии». Это скорее такой пиар-ход. А мне, допустим, встречались маленькие мячи треугольной формы: они летят после удара в непредсказуемые стороны.

ВЫЛЕТ «ДИНАМО», ШУТКИ КУРАНЬИ, СТРАННЫЙ КАРСЕЛА-ГОНСАЛЕС

– Сейчас уже можно оценивать объективно и полноценно – почему не удалось продлить контракт с «Динамо»?

– Я неоднократно озвучивал процесс переговоров по этому контракту. Для меня были не важны финансовые условия. Для меня были важны отношение, то направление, куда будет двигаться «Динамо», и сроки моего договора с клубом. После дисквалификации клуба со стороны УЕФА, смены руководства «Динамо» переживало непростые времена. Я готов был пройти с клубом этот этап перестройки, вернуться в еврокубки. Но понятно было, что для возвращения к прежнему уровню амбиций потребуется время. Поэтому моим желанием было подписать контракт на три года. Но мне предложили только на два. Когда поступило предложение, я поинтересовался, а есть ли какая-то возможность для переговоров и обсуждения [деталей контракта]. Мне сказали: «Да». А потом ни с того ни с сего предложение было отозвано. Причин отказа мне не объяснили, но отмечу, что не я отказался от подписания контракта, а «Динамо» передумало подписывать его со мной.

– Вы провели последний матч «Динамо» в Премьер-лиге полностью (0:3 против «Зенита». – Ред.). Помните, что творилось вокруг команды в те дни?

– Я прекрасно помню. Некоторое время до этого я не играл – главный тренер не доверял мне, а после его увольнения, за три матча до конца чемпионата, мне снова доверили место в основе в надежде, что мы что-то исправим. Но, к сожалению, психологическое состояние и игровые кондиции были на таком уровне, что уже ничего нельзя было изменить. Ребята были в упадническом настроении. Хотя я до последней минуты матча с «Зенитом» верил, что еще можно все исправить.

– Самый грустный эпизод о вылете «Динамо»?

– Сложно выделить какой-то конкретный момент. Наверное, этот эпизод произошел не в последних матчах, а гораздо раньше. Потому что в последних матчах уже был крик души и со стороны руководства, и со стороны тренера, когда все в панике пытались что-то сделать, чтобы спасти команду.

– Когда вы уходили из «Динамо», вы понимали, когда клуб сможет выбраться и есть ли какая-то надежда?

– Вообще не понимал. Уходил из «Динамо» так: пришел и забрал документы. Даже «до свидания» некому было сказать.

– Вернемся к приятному времени. В клубе вы подружились с Кевином Кураньи. И у вас была история, когда он ставил ваши кроссовки в холодильник.

– У нас в «Динамо», когда все было хорошо, была очень приятная атмосфера. Мы всегда шутили, и одним из организаторов этих шуток был как раз Кевин Кураньи. Он не только надо мной шутил, а над всеми ребятами. Мне однажды перчатки к потолку приклеили.

– Федор Смолов вспоминал, что тогда в команде у тех, кто носил немодную одежду, ее забирали и выставляли посреди комнаты.

– Ее вывешивали в центр, туда, где стенд с информацией находился. И одним из организаторов этого тоже был Кевин Кураньи. Мы с ним иногда переписываемся. Он сейчас отдыхает и ждет, когда появится возможность еще поиграть.

– Молодой защитник Егор Данилкин рассказывал: когда в команду пришел Вальбуэна, вы поставили ему детский стул. Он не обиделся на такое?

– Это не я поставил, а кто-то из ребят. По-моему, Володя Гранат. Вальбуэна адекватно воспринял, мы вместе посмеялись.

– Кто самый необычный легионер в вашей карьере?

– Мехди Карсела-Гонсалес из «Анжи». Тоже периодически с ним переписываемся. Он парень с юмором, немного странноватый. Однажды в Лиге Европы перед выходом на разминку – он был в стартовом составе – мы выходим на поле, ищем Мехди, а его нет. Смотрим: он в душевой лежит в наушниках, ноги вверх поднял и заснул. Кстати, мы тот матч выиграли.

ГОРЫ, ДЕТСКИЙ ТУРНИР, «АЛАНИЯ»

– Судя по вашему инстаграму, вы часто бываете в горах. Правду говорят, что такие походы учат лучше понимать жизнь?

– Ты в горах ощущаешь всю прелесть существования и понимаешь, насколько прекрасен этот мир. Чувствуешь определенное уединение и гармонию с природой. Чувство адреналина, когда ты забираешься далеко от людей, от сотовой связи, туда, где бродят дикие звери, туда, где есть некая опасность, – оно полностью отключает сознание от тех трудностей, которые возникают в футболе, в жизни, и ты получаешь громадное удовольствие. Плюс это хорошая физическая нагрузка.

– Вы сказали про опасность. У вас бывали какие-то серьезные трудности?

– Слава богу, действительно серьезной опасности не было, но был, допустим, момент, когда мы узнали, что в 20–40 метрах от нашего лагеря, когда мы спали, проходил медведь. Нам об этом сказали пограничники, которые наблюдали за нами в тепловизор.

– Три вещи, ради которых каждый должен посетить Северную Осетию.

– Во-первых, гостеприимство. Атмосфера, которая создается в Осетии, и отношение людей. Во-вторых, традиции: осетинские традиции очень сильные. Это и кухня, и быт, и танцы. В-третьих, природа. Когда идешь по главному проспекту города и прямо над тобой горы висят. Или, если помните, еще когда была «Алания», из Осетии передавали такую футбольную картинку: с одной стороны табло, а над ними возвышаются горы.

– Недавно вы организовывали в Моздоке детский турнир. Расскажите о нем.

– Мы с братом уже на протяжении нескольких лет проводим турнир на наши призы для детей разного возраста под эгидой ДФЛ «Большие звезды светят малым». Пару лет назад мы его немного переформатировали и переместили в город Моздок, подняв уровень организации, чтобы в нашем родном маленьком городе появился свой спортивный праздник. На турнир приезжают команды со всего Северного Кавказа – из разных городов Осетии, Кабардино-Балкарии, из Махачкалы, Грозного, Ставрополя. Это не только футбольные соревнования – на открытии и закрытии турнира выступают и кружки самодеятельности, и танцевальные группы, и гимнастические секции. Важно, чтобы люди, которые приходят на стадион, знали: в Моздоке футбол любят и ценят. И дети, которые там участвуют, получили бы опыт и смогли вырасти в больших футболистов.

– Почему в Северной Осетии всегда так много качественных футболистов?

– Сложно объяснить это однозначно. Я считаю, что Осетия, в целом, футбольный регион. И самородки, которые рождаются в республике на протяжении всего времени, этому доказательство. Там очень сильная школа подготовки. И люди, которые занимаются воспитанием кадром в Осетии, работают сугубо на собственном энтузиазме. Сейчас, может быть, лучше условия с этим стали: стелятся поля, зарплаты стали более стабильными. Но все равно это не то, к чему нужно стремиться. Потому что Осетия богата на спортивные и конкретно футбольные таланты. И при должном внимании на базе республики можно создать суперусловия и суперакадемии для того, чтобы растить кадры для нашей сборной. И они будут вырастать не просто в хороших футболистов, а в суперзвезд. Это все действительно возможно, просто нужно этим болеть и этим интересоваться.

– Как в Осетии отнеслись к развалу «Алании»?

– Очень негативно. Я общался с фанатами, и даже к нам на турнир приезжали ребята: они все переживают, болеют, надеются, что в скором времени все-таки большой футбол в республику вернется. Какими бы сильными ни были у нас борцы, но все-таки Осетия – это в первую очередь «Алания» и футбол.

– Правда, что на игры «Алании» могли пустить бесплатно?

– Семьдесят процентов болельщиков могли пройти бесплатно, и «Алания» от этого не проигрывала. Словами не передать тот драйв, те эмоции, которые там были. Когда ты стоишь в воротах и чувствуешь рев, который слышен за десятки километров, мурашки бегут по коже. Помню, во времена чемпионства-1995, если ты приезжал на стадион за час до начала матча, тебе доставалось только место в проходе, и ты на ступеньках сидишь, болеешь. Тридцатитысячный стадион забивался на сорок тысяч. Нигде в России не было такой атмосферы. Может быть, только в «Лужниках», когда 90 тысяч собиралось на сборную.

СТАЛИН, ИСТОРИЯ, ГОСУДАРСТВО

– Три года назад было популярно фото: вы в самолете читаете книгу Эдварда Радзинского о Сталине. Что читаете сейчас?

– Непосредственно сейчас опять читаю Радзинского – про Григория Распутина. Совсем недавно закончил «Войну и мир». Меня зацепили сериалы по Первому каналу по этим темам. Сначала шел сериал «Война и мир» — и я захотел прочитать роман от и до, потому что в школе не читал. Потом про Распутина показали, где снимался Машков, — и я захотел узнать о персонаже больше.

– Возвращаясь к Сталину. Для вас какой вывод: это диктатор или великий правитель?

– Это великая личность. Человек, который создал супердержаву. Да, большими жертвами и большими трудами. Но он в том числе жертвовал и собой, и своей семьей. С этой стороны он был великим патриотом, и вряд ли кто-то будет это оспаривать. С другой стороны, да, методы были неоднозначными. Но то, что Сталин создал супердержаву, – факт. При этом он несколько лет ходил в одном кителе и не старался как-то обогатить себя за счет народных ресурсов.

– Вам нравится то, как в современном российском обществе оценивают Советский Союз и Великую Отечественную?

– Очень хорошо, что при помощи воспоминаний о Великой Отечественной современным россиянам не дают забывать о том подвиге, который совершил наш народ. На примере того времени поднимают уровень патриотизма сейчас. Это очень важно, потому что люди, которые жили тогда, действительно все великие и все герои. Они жили в страшное время и были очень сильны духом.

– Государство должно быть либеральным или нужна какая-то часть авторитарности?

– Конечно, хочется жить в более свободном государстве. Но в то же время понимаешь, что когда все свободно, возникают такие паразиты, которые пользуются этой свободой в собственных интересах, чтобы люди не жили хорошо. Все должно быть сбалансировано: и свобода, и определенная жесткая рука. Лишь бы не было воровства и коррупции.

ПЕРОСОНАЛЬНЫЙ САЙТ, БИЗНЕС, БУФФОН

– Зачем вам собственный сайт?

– Мой агент по связям с общественностью убедила меня, что сайт нужен. И я ей также озвучил свои аргументы: мне сайт необходим, чтобы выражать свои мысли, чтобы был контакт с любителями футбола и болельщиками, которым моя игра небезразлична. Для меня важно мнение людей. Плюс на нем самая достоверная и эксклюзивная информация обо мне, моем брате, моей семье.

– Там есть рубрика «Вопрос–ответ». Я посмотрел те вопросы, на которые вы еще не ответили, и взял оттуда один из последних. Виктор Чухлебов спрашивает: «Кем бы вы хотели стать, если бы не карьера футболиста?»

– На протяжении всего детства и всего юношества я понимал, что счастливым я смогу стать только в футболе, и больше нигде себя не представлял. Конечно, если бы я не стал футболистом, я бы где-нибудь работал, учился, как-то жил, но на сто процентов счастливым я могу быть только в этой сфере.

– Вот Валерий Газзаев сейчас ушел в политику. Вы себя представляете там?

– Сегодня я об этом не думаю. Мои мысли только о футболе. Я хочу максимально реализовать все игровые возможности и добиться того, чего еще не достиг. И я верю, что это реально и у меня еще все впереди. А после карьеры я хотел бы реализовать те задумки, которые у меня имеются на благо футбола и на благо осетинского футбола.

– Есть футболисты, которые, кроме собственных матчей на стадионе, больше вообще не смотрят трансляции игр. Вы из таких?

– Я смотрю, но не очень много, потому что понимаю: если я смотрю слишком много, мое восприятие игры глазами футболиста притупляется.

– Чемпионат мира расширили до 48 команд. Это хорошо или плохо?

– Это плохо, потому что уровень футбола упадет. С другой стороны, у тех команд, которые никогда не были на таких форумах, появится возможность в них поучаствовать. Но все-таки нужна более конкурентная среда, потому что чемпионат мира должен быть турниром с запредельным уровнем.

– В 2015-м вы поучаствовали в бизнесе братьев Березуцких. Как вам опыт?

– Мы с братьями принимаем в нем не такое активное участие. Мы соучредители в одной компании, и есть менеджерский состав, который проводит основную работу, а мы просто раз в три месяца производим определенный контроль и интересуемся делами. Потому что лично мне тяжело вникать во все на сто процентов, не отвлекаясь от футбольных дел.

– Вячеслав Малафеев снял несколько фильмов о вратарских историях. Чья судьба вдохновляет лично вас?

– Джанлуиджи Буффон, который на протяжении всей своей карьеры показывает высочайший уровень мастерства. Эта личность — и великий футболист, и великий вратарь.

– Сейчас многие пишут автобиографии. Вы планируете?

– Нет. Буду оглядываться назад, когда завершу карьеру. А сейчас – только вперед.

Автор: Роман Абрамов

Фото: www.vladimirgabulov.com, пресс-служба ФК «Динамо», пресс-служба ФК «Арсенал».